Ищет давно, но не может найти: пойдя на поводу у прокуратуры Хакасии, СК рискует выглядеть смешно

Прошел без малого год, как следственный комитет по Хакасии и Красноярскому краю возбудил уголовное дело по материалам прокурорской проверки. Год назад надзорники самонадеянно сообщили на своем сайте: 

«По материалам прокуратуры возбуждены уголовные дела о служебном подлоге при реализации национального проекта «Демография».

Прокуратура республики провела проверку исполнения законодательства при реализации органами государственной власти республики и органами местного самоуправления национального проекта «Демография», в ходе которой выявлены грубейшие нарушения федерального законодательства. Противоправные действия повлекли приобретение незавершенных строительством объектов под размещение детских садов на общую сумму свыше 95 миллионов рублей».

Дела возбуждены органами следствия по признакам преступлений, предусмотренных ч.2 ст.292 Уголовного кодекса РФ (служебный подлог). Ход и результаты расследования находятся на контроле прокуратуры.

Ну-ну, контролируйте, что же еще остается. Как говорится, прокуратура беззубая, но засасывает насмерть.

За этот год людям, сколько и кому причинен ущерб, до сих пор никто не сказал. Ни руководитель Управления по борьбе с картелями ФАС России Андрей Тенишев, с потолка взявший цифру 1,6 млрд, ни глава финразведки РФ Юрий Чиханчин, заявивший на голубом глазу президенту, что в Хакасии детсады обошлись дороже в два раза. 

Давайте разберемся. В конце 2019 года Москва дала деньги на выкуп зданий под детские сады в малых селах. Ключевое слово «выкуп». В Минфине РФ издеваются над регионами как хотят: выделили средства в ноябре, поступили они в субъекты лишь в декабре. Поставлена вилка: либо «вынь да положь» исполнение нацпроекта, отчитавшись об освоении средств, либо возвращай деньги — но тогда региону ничего уже не дадут. В панике Минобр метался, спешно перекидывая деньги в районы, там уже искали подрядчика, с которыми районные управления образования заключали контракты. 

«Средства поступили лишь в декабре, и если бы Бейский район отказался от федеральной поддержки, то детский сад в Табате так и оставался бы несбыточной мечтой», — сообщал в прошлом году телеканал РТС. 

Но где найти пустующее здание в селе? Не избушку-развалюшку, а добротное помещение, которое можно довести до ума и пустить туда ребятишек. Тогда решили так: подрядчик строит здания детсадов, а их, уже готовые, выкупают по госконтракту. Но тут возбудилась прокуратура.

Глава Бейского района Иннокентий Стряпков говорил тогда телеканалу РТС:

— Мы-то вроде как сделали доброе дело, понимаете, для народа. Приняли на себя все вот эти нарушения для того, чтобы садик появился. Ну а то, что там думают надзорники — понятно, что у них своя работа, у нас своя. Но я здесь все-таки думаю, что в итоге должна восторжествовать справедливость и все-таки здравый смысл и человечность должны превалировать любому закону. 

Как выяснилось, не должен. Или не всегда.

Прокуратура пошла в Арбитражный суд, требуя признать сделку ничтожной, и суд удовлетворил иск. Но сделку признал ничтожной «без последствий». Означает ли это, что садики останутся? Или подрядчик их оставит себе, а деньги вернет назад? И тогда вместо дошкольного учреждения в селах появится по сауне. Или по пивнушке. Сложилась правовая коллизия, прецедент в юридической практике. 

Теперь по уголовному делу. Что имеем по прошествии года. Садики есть. Их уже посещают дошколята. Ни одного недостатка в строительстве следователи, как ни пытались, не смогли выявить. Даже бетон долбили и с тепловизорами ходили по комнатам. Площадь зданий отходит вплоть до сантиметра (а в некоторых даже больше), нашпигованы детсады всем необходимым. А игрушки и мебель подрядчик просто подарил (представляете, что было бы, если бы и игрушки покупались — тогда можно было запросто пришить несоответствие контракту: кукла Маша вместо куклы Даши. Заяц высотой 30 см, а должен 50).

Но и уголовное дело есть. За целый год, правда, так и не появилось подозреваемых.

«Мы эту тему не комментируем», — заявили в пресс-службе СУ СКР по РХ и КК.

СК можно понять — комментировать-то нечего. Обвиняемых так и не появилось. И это за целый год! Дело по-прежнему темное. А прекратить уголовку — означает признать, что целый год зря мотали нервы и сотрудникам Минобра, парализуя работу ведомства своими обысками-выемками, и людям из районных администраций, да и сельчанам тоже — многие до сих пор переживают, что садики отберут. СК рискует остаться крайним, пойдя на поводу у прокуратуры.

Понимаем, что не впервой, но все же… Следственный комитет, вы же отдельное ведомство. Свои-то мозги должны быть. И прежде чем бездумно хвататься за прокурорские материалы, могли бы сначала провести доследственную проверку, а уже потом возбуждать уголовку. Обгадили, простите за бедность речи, на всю страну, а теперь отсиживаетесь в ДОТах, рискуя нарваться на шрапнель общественного негодования.

Впрочем, не будем учить людей в погонах их нелегкому ремеслу. Они этого не любят. Им еще на коллегии от главы СКР Александра Бастрыкина по шапке получать за очередной провал. Оттого и тянут — не прекращают дело, но и не предъявляют обвинение. Ждут чего-то. Тепла, наверное. Подождем и мы.

ИА ХАКАСИЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *