Стоит ли ждать нелиберального Путина?

Анализ

Стоит ли ждать нелиберального Путина?

До сих пор никто из руководителей государства: ни Б.Н.Ельцин, ни В.В.Путин, ни Д.А.Медведев — никто из трёх человек, занимавших высший государственный пост в стране, не ставил под сомнение господство либеральной идеи. Скорее наоборот, в своих статьях и высказываниях, они не напрямую, без буквального объявления утверждали верховенство либерализма. Оговоримся — либерализма экономического в первую очередь.

Под рассуждения о правах человека, под речи о демократии и свободе, даже под мудрствования о традиционных ценностях, устоях и скрепах нашего общества — наряду со всем этим почти всегда прямо или опосредованно звучали как неприкосновенные истины мантры о священности института частной собственности и недопустимости пересмотров итогов приватизации 1990-х годов. В этом, кстати, наши руководители не слишком далеко ушли от западных, как это теперь принято говорить «партнёров» — те тоже не стесняются оправдывать экономический миропорядок похожими заклинаниями. Схожие сюжеты звучат и в относительно недавних статьях верных апологетов правящего режима: председателя Конституционного суда Валерия Зорькина и помощника президента Владислава Суркова.

На последние два документа следует взглянуть отдельно.

В первом из них Зорькин пишет: «Конституционный Суд РФ стремится к созданию таких компенсационных механизмов, которые могут обеспечивать наиболее слабым членам общества равенство стартовых возможностей в реализации ими своих основных прав и свобод. Подчеркну, что данная трактовка социальных прав не означает снижения значимости таких традиционных „либеральных” прав, как личные и политические права. Не означает она и недооценку значения конституционно-правовой защиты ценностей частной собственности и экономической свободы. Здесь важно отметить, что при всех издержках становления института частной собственности в постсоветской России сформировавшееся в итоге право частной собственности является важнейшим достижением осуществлённых в стране преобразований и основой для её последующего правового развития». Как мы видим, господство либерализма здесь провозглашается открыто.

По-своему вторит этому сюжету и Сурков в своей статье «Долгое государство Путина», где он пытается поставить действующего президента в пантеон величайших правителей нашего Отечества: «Русской истории известны … четыре основные модели государства, которые условно могут быть названы именами их создателей: государство Ивана Третьего (Великое княжество/Царство Московское и всей Руси, XV—XVII века), государство Петра Великого (Российская империя, XVIII–XIX века); государство Ленина (Советский Союз, ХХ век); государство Путина (Российская Федерация  XXI век)». Если спорить с первыми тремя тезисами нет никакой необходимости, то вот четвёртый вызывает немало вопросов. Вне всяких сомнений, здесь в качестве своеобразного «отца-основателя» современной России должен быть указан вовсе не Путин, а первый президент России — Борис Ельцин. Ведь именно он создал нынешнюю РФ, подписав бумаги в Беловежье. Это он при поддержке американских друзей превратил её в суперпрезидентскую республику. Именно при нём проводилась та самая приватизация, итоги которой «нельзя» пересматривать, в ходе которой господствующей формой собственности стала частная.

У нас ельцинская Конституция. При Ельцине приняты нынешние флаг и герб. Все основные органы власти в их нынешнем виде появились именно при Ельцине: Федеральное собрание, состоящее из Государственной думы и Совета Федерации, Правительство РФ и Администрация президента. Список можно продолжать. Поэтому нынешнее государство — это государство Ельцина. Путин как преемник последнего смог стабилизировать созданную Ельциным систему на срок достаточно долгий, чтобы такие, как Сурков, могли грезить о незыблемости режима. Сам же факт попытки устами помощника президента объявить своего рода «конец истории» — есть явное желание затвердить как данность власть действующего президента с возможностью её продления и после 2024 года. Внимательный читатель непременно заметит, что уже в тексте статьи либерализм упоминается лишь дважды, да и то как-то походя, с ноткой пренебрежения. Может быть, советник президента знал что-то, чего мы не знаем? Может быть, он смог почувствовать изменение настроения первого лица и отчасти смог отразить их в своей статье? Попробуем повнимательнее присмотреться к отдельным частям интервью Путина.

Интервью Путина британским журналистам не сильно отличается в ключевых сюжетах от того, что транслирует российская пропаганда или что периодически воспроизводит сам президент. Как и прежде, Путин подчёркивает свою приверженность традиционным ценностям в том, что касается представлений о семье. Безусловный плюс, ведь это находит поддержку как у подавляющего большинства в России, так и у очень многих на Западе. Как и на своей последней «прямой линии» Путин не преминул лишний раз уколоть Советский Союз за то, как там «трудно было жить, и реальные доходы людей были крайне низкими, и товаров на полках магазинов не было». Очевидно, на фоне ужасов «проклятого большевистского прошлого» убедительнее должны звучать заклинания президента о том, что «работа Центрального банка, на мой взгляд, заслуживает поддержки», или о том, как «мы рассчитывали на то, что негативный эффект от повышения НДС будет краткосрочным, так и получилось», или про то, что «значительная часть самозанятых уже, по моему, 100 тысяч человек или 200 тысяч человек уже легализовались», или тем более про «показатели по реальным доходам населения, располагаемым доходам … зафиксирован небольшой рост — 0,1 процента. Всё это уже было и за почти 20 лет набило оскомину.

Гораздо интереснее выглядит довольно решительное заявление про то, что «у нас уже нет олигархов. Олигархи — это те, кто использует свою близость к власти, для того чтобы получать сверхдоходы. У нас есть крупные компании, частные, есть с государственным участием. Но я уже не знаю таких крупных компаний, которые так используют какие-то преференции от близости власти, таких у нас практически нет». Вот здесь действительно волей-неволей, а даёшься диву. Уверен, люди из Топ-200 списка «Форбс» благодарны президенту за столь нежное отношение к их персонам. Оказывается, у нас нет людей, которые могут использовать свои капиталы и влияние для лоббирования наиболее «полезных» законопроектов и решений. Оказывается, подмеченная ещё 100 лет назад Лениным в его знаменитой работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» «личная уния» банков с промышленностью дополняется «личной унией» тех и других обществ с правительством, легко отметается Путиным словно какая-то обывательщина. Олигархов у нас нет — и точка!

И после этого кто-то может сомневаться в том, что либеральная идеология устарела? Устарела только та её часть, которая связана с защитой прав человека и гражданина. Пытки и избиения в тюрьмах, постоянное сокращение возможности реализовать право на свободу собраний и митингов, манипуляции и подтасовки на выборах — вот здесь действительно никаким либерализмом давно не пахнет. Авторитаризм проявляется всё сильнее. Демократические институты всё больше свёртываются, приобретают декоративный характер ширмы, призванной прикрыть срамоту самовластия капитала.

В России сегодня два фактора постепенно сближаются: рост социальной напряжённости из-за грабительской социально-экономической политики и санкционное, дипломатическое, информационное, а также военное давление со стороны Запада — всё более заставляют правящую верхушку чувствовать неуверенность, особенно на фоне необходимости решать проблему «транзита» власти в 2024 году.

Стоит ли ожидать, что после заявления Путина об изживании либерализма в России начнёт меняться социально-экономическая политика? Что под давлением внутренних и внешних факторов властям придётся менять многое из того, на чём сегодня держится с такими усилиями сконструированная ими система?

Увы, пока ничто не предвещает такого развития событий. Да, риторика властей понемногу меняется, но реальных изменений курса в сторону его переориентировки с корпоративного на социально-ориентированное развитие не прослеживается.

А ведь действительно хочется, очень хочется, чтобы слова Путина открыли новую эпоху, где либеральный дурман, наконец, будет отброшен, и всё общество, и «элита» и народ начнут сообща работать над созданием модели быстрого и устойчивого развития, где найдётся место для разумного распределения ресурсов, создания мощной «социалки», передовой промышленности, научного лидерства, надёжных союзников на международной арене, строительства общества социальной справедливости, воплощения многовековой мечты человечества о социальной справедливости, о коммунистическом будущем… Но этого не будет, потому что классовую природу «долгого государства Путина», созданного ещё при Ельцине, изменить невозможно — только заменить.

Представляется, что изменение политической системы может произойти довольно стремительно, подобно тому как рухнула в Иркутской области, построенная в 2008 году дамба, о которой местные начальники отчитались, что она простоит 100 лет. И теперь губернатору-коммунисту Сергею Левченко приходится разгребать то, что досталось в наследство от таких горе-управителей. Что-то подобное может произойти с «долгим государством Путина». Если люди действительно захотят перемен к лучшему, им для начала самим потребуется проснуться от оцепенения, в котором общество пребывает уже 30 лет, и вспомнить одну простую мысль:

Никто не даст нам избавленья,

Ни Бог, ни царь и не герой,

Добьёмся мы освобожденья

Своею собственной рукой!

Путин на «прямой линии» уже поменял своё мнение о социализме. Если раньше он считал, что социализм в России невозможен, то теперь он допускает социалистический путь для нашей страны. И даже считает, что левые вполне могли бы взять всю полноту политической власти. Не будем же его разочаровывать!

Денис ПАРФЕНОВ, депутат Государственной думы РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *