ПАНСИОНАТ СТРОГОГО РЕЖИМА

В одном из выпусков газеты «Пятница» я прочитал статью об Абаканском пансионате ветеранов, где автор с восторгом описывал все преимущества данного заведения, славил главного врача и его заботу о людях, проживающих в нем. Несведущий человек, прочтя эту статью, возможно, проникнется действительно благодарностью к обслуживающему персоналу, какие они замечательные, как заботятся о людях, как продлевают им годы в одинокой старости, заменяя семью.

Я хочу рассказать то, что тщательно скрывалось от глаз обывателей, что не доступно последним, так как по воле случая явился свидетелем того, что до сих пор не укладывается в голове, учитывая, что мы живем в стране, где конституционно гарантирована благополучная старость.

В августе 2019 года я баллотировался в депутаты Абаканского городского совета и неоднократно бывал в данном пансионате.
Действительно, внешний антураж производил положительное впечатление, бросалась в глаза идеальная чистота помещений, дорогостоящий ремонт административного здания, где принимаются гости, прекрасно оборудованные кабинеты главного врача, его заместителя, бухгалтера и т.д.
Производила впечатление и столовая, которая главным врачом показывалась всем посетителям, которые приходили на прием, с предложением отобедать.
За всем этим великолепием, мной увиденным, даже не замечались реплики находящихся в сквере нескольких инвалидов, которые негативно отзывались как о данном пансионате, — «Мол, Освенциум», так и о главном враче, который позволяет себе отдыхать по три раза в году.

Может быть, такое впечатление осталось бы у меня и в дальнейшем, если бы не выборы, в результате которых была вскрыта кошмарная подноготная.
Первое, что бросалось в глаза при входе, — строгая охрана, которая была везде, около каждого корпуса, где стоял непреклонный страж, который пропускал в помещение посетителей только с согласия главного врача.
Первоначально я решил, что охрана обеспечивает порядок в жилых корпусах, не пускает туда случайных посетителей, дабы не тревожить покой престарелых людей.
Однако в дальнейшем мое мнение изменилось диаметрально, поскольку выяснилось, что данная охрана предназначена для самих обитателей пансионата, ограничивая их свободу передвижения! Но об этом позже.
Поскольку выборы проводились на избирательном участке в данном пансионате, то и голосование должно было быть обеспечено всех находящихся там граждан, в том числе и лежачим больным.
Участие при голосовании с переносными урнами принимали мои доверенные лица, которые ходили с избирательной комиссией по корпусам тяжело больных пациентов и то, что они там увидели и передали мне, полностью изменило представление о данном учреждении.

Вот некоторые выдержки из докладных:

… При голосовании в 1 и 2 корпусах, где находились лежачие больные, порядка 340-350 человек, у последних отсутствовали паспорта, которые выдавались им в момент голосования, после чего забирались обратно. Как пояснили работники пансионата, паспорта данных лиц находятся в отделе кадров.
Одна старушка после голосования спрятала свой паспорт на груди и пыталась убежать от персонала, но была настигнута, повалена на пол, и в присутствии посторонних у нее насильно забрали паспорт. Причем, она кричала, что все равно убежит из пансионата.
Далее. Некоторые больные даже не знали за кого голосовать, и последним показывалась строка, где надо было расписаться. Они, не задумываясь, ставили подпись там, где им показывали работники пансионата.
… Порядка 20 человек из данных корпусов вообще были невменяемые, поскольку даже не осознавали, что происходит. Им в руки вставляли ручку и ставили роспись наугад, в то время, как те смотрели совершенно в иную сторону…. На вопрос, почему они находятся здесь, а не в специализированном заведении, мне дали ответ, что готовятся иски в суд о признании последних недееспособными.

Вопрос: для чего такие сложности с изъятием паспортов больных, если документ принадлежит именно им, и по паспорту они получают социальные пособия, пенсии, а также иные выплаты, назначенные государством?
Ответ был получен у одного из жителей богадельни, который мне пояснил, что дежурная у входа в корпус и охрана на территории пропускает жителей пансионата на выход только при наличии паспорта. При его отсутствии жители не могут выйти за пределы территории пансионата.

Следовательно, неугодных, либо не согласных с данным режимом людей попросту не выпускают во внешний мир, забирая у бедняг удостоверение личности. Опять же, очень удобно иметь в наличии паспорта тех, кто раз в месяц получает денежку от государства. Ведь эти лица не могут даже предположить, какие средства проходят через бухгалтерию заведения и, следовательно, не могут знать, какая сумма удерживается из пенсии на их содержание, а какая часть должна быть передана им.
Очень интересно, как фактически недееспособные старики, которым регулярно начисляется пенсия, ставят в ведомости подпись, и самое главное – они вообще её получают?

По всей видимости, нет. И администрации нет смысла торопиться переводить выгодных клиентов в спецучреждение, тем самым сокращая золотой ручеек, текущий постоянно. Это один из предполагаемых аспектов, полученных в результате размышлений о способе голосования доверчивых жителей пансионата.

Вот что было изложено в докладных о быте проживающих:

… В некоторых палатах и коридоре 1 корпуса больные курят прямо в помещении, причем, там одновременно находится пять человек, двое из которых не курят. На вопрос, почему они курят в комнатах, персонал ответил, что это их законное право и запретить они этого им не могут. На мой вопрос, тогда как быть с теми, что не курят, был получен ответ, что они не против этого.
Окна палат 1 и 2 корпуса отрыты полностью, москитные сетки отсутствуют, из-за чего в палатах полно мух, которые не истребляются, ремонт в палатах полностью отсутствует, по стенам ползают тараканы. Персонал смущенно назвал это случайностью.

В столовой 1 и 2 корпуса жильцов кормят гороховым супом и гороховой кашей. Один из пожилых пациентов отказался принимать такую пищу, сказав, что каждый день одно и то же, пытался вынести из столовой хлеб, который у него был отобран персоналом пансионата…
Некоторые жители плакали при голосовании, было видно, что они запуганы. Но это работниками пансионата объяснялось тем, что они очень долго ждали голосования и у них эмоциональные переживания.
В других палатах были слышны постоянные окрики медицинского персонала на пациентов. При голосовании санитарки бесцеремонно поднимали людей с постели, усаживали, в руки им давали ручку и бюллетень, показывали, где надо ставить подпись. Причем, некоторые жители говорили, что никаких заявлений о желании голосовать не подавали.
В целом, впечатление после посещения корпусов и палат пансионата ветеранов ужасное. Очень печально осознавать, что в таких условиях находятся люди, полностью зависящие от медицинского персонала».

Это только часть того, что имеется в данных докладных. А сколько еще тайн скрывается за стенами этого приюта, где человеческая жизнь не стоит фактически ничего и никому не нужные старики доживают свои дни как скот, лишенные ласки, надлежащей заботы и нормального к себе отношения.
Если кто-то мне скажет, что хочет поселить своего родственника в этот пансионат, то услышит от меня однозначное НЕТ, если только его ежедневно не будут навещать родственники и следить за тем, чтобы он не попал в застенки 1 и 2 корпусов, где режим содержания под стать строгому.

Евгений КНЯЗЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *