ЖУТКОЕ НОВОСЕЛЬЕ

В Абазе – Заречной стоят два заброшенных дома. В живописнейшем месте. Новые. Построены сосем недавно — в 2015-м году. Когда смотришь на них со стороны улицы — болтается обшивка, оторван у крыши конёк, валяются в ограде детские игрушки. Запустение. Будто люди покинули их из-за катастрофы. А ведь так оно и есть.

Эти два дома – из серии новостроек, которые сделаны по проекту, похоже, не соответствующему никаким нормам строительного законодательства. В них НЕЛЬЗЯ ЖИТЬ. Разве такое возможно было во времена Госплана СССР? За такое строительство, которое в те времена называлось «преступная халатность», горе-проектировщики и строители были бы отданы под суд. В нашем городе есть улица ДОЗ — это микрорайон бараков, где нет центрального водоснабжения, канализации, элементарные удобства во дворе, квартирки лепятся одна к другой по типу общежития. Были времена в Советском Союзе, когда нехватка жилья заставляла строить такие объекты. Но сделаны они для Сибири — добротно. Из толстых брёвен, с тёплым фундаментом, к домам подведено центральное отопление. ДОЗ находится в центре города. Всегда считался, из-за своей скученности, криминогенным районом. Подлежит расселению. Несколько бараков уже снесены, а жители переселены в те самые злополучные некачественные «новые» дома. Ещё когда здания строились, люди поднимали шум. Я помню, как ходили слухи по городу, что в этих домах можно замерзнуть насмерть. Что у них нет фундамента – прямо на землю положена бетонная плита. На эту плиту приклеен линолеум! Стены пустотелые, внутри пенопласт. Крыша не отсыпана. Не дома для сибирских морозов, а душегубки. Добавьте к этому то, что в них НЕТ ПЕЧЕЙ, как и нет центрального отопления! А тут на стенах висят калориферы. В условиях постоянных перебоев с электричеством, к которым нас постепенно приучают, представьте, что в морозы у вас погас свет, и вы в таком домике с детьми. А еще сюрприз – при отключении электричества перестала работать насосная станция. И вы остались без холодной воды, и водонагреватель не работает. То есть, жизнь вашей семьи зависит от всемогущей руки электрика, выключившего рубильник.

Домишки эти строились на четыре хозяина. Планировка просто замечательная. Если бы ещё к планировке строители позаботились о безопасности жильцов в морозы. Не думаю, что сами они пустили бы на бетонный пол, покрытый линолеумом, своего маленького ребёнка, когда за окном — 40. А зимой в тех домах на полу в кошачьей миске застывает вода. Так экономить деньги на строительстве, чтобы подвергать жизни людей опасности – бессовестно и преступно. Но кто в условиях «рынка», когда всё покупается и продается, заботится о совести? Главное, выиграть тендер госзакупки. А чтобы его выиграть – нужно поставить минимальную НМЦК (начально — максимальную цену контракта). После того, как минимальная цена запущена, и выигран подряд, нужно в неё уложиться, да так, чтобы и самим строителям, помимо зарплаты что-то себе оставить от кусочка государственного пирога. При такой беде, когда тебя, не спрашивая твоего желания, переселяют из центра города, из теплой комнатушки в такое опасное для жизни место, будешь трезвонить во все колокола. И люди стали писать письма-жалобы. Прежний губернатор послал к ним комиссию. Она посмотрела и написала вердикт «ПЛАНИРОВКА ХОРОШАЯ». В общем, люди поняли, что жаловаться некому. Начали за свой счет утепляться. Кто как мог, у кого на что хватило сил и средств. Вскрывали стены, пропенивали. Настилали полы, засыпали крыши. Место-то живописное. Жалко бросать. Мы – народ удивительный. Мы выживем даже там, где жить нельзя. Если захотим. В семьях, где хозяев-мужчин не было, нанимали строителей. Кое-как теперь переживают зимы жильцы новостроек. А два дома опустели совсем. Не вынесли жители героизма выживания в мирное время.

И тут в Хакасии  к власти пришёл губернатор-коммунист. У народа появилась надежда, что государство  компенсирует ту обиду, что нанесло, переселив из одного аварийного жилья в другое, ещё хуже прежнего. К нам в КПРФ стали поступать обращения. Сначала устные. Потом жители написали коллективное обращение, и адресовали его на нашего депутата Верховного Совета РХ от КПРФ Аверьянова Максима Васильевича, на Генерального Прокурора РФ и на Министра строительства РФ. Я лично, по просьбе Максима Васильевича, собирала подписи под этим обращением, слушала горестные рассказы  людей, ужасалась перекошенным «новым» дверям квартир, щелям стыков и дырам в стенах симпатичных с виду домиков, которые мне показывали мои земляки. Помощник депутата Светлана Смирнова разослала  электронный документ — крик о помощи по всем, указанным в нем адресатам,  и уже  28 июня в Абазу — Заречную  приезжала новая высокая комиссия Минстроя РХ. Коллективное обращение возымело действие. Не знаю, какие выводы комиссия  сделает на этот раз. Верю, что справедливость восторжествует, и люди получат такую компенсацию, на которую смогли бы купить нормальное жильё. Либо виновные возместят пострадавшим соразмерно все затраты на переделку, утепление, облагораживание того «жилья», что им досталось, а также моральный вред.

Светлана НАЗАРОВА, коммунист.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *