ЧЕГО БОИТСЯ ВЛАСТЬ

ПОЛИТКУХНЯ

Власть боится цветной революции, но не боится называть народ «шелупонью»

Опрометчиво принятый закон о наказании за оскорбление властей подводит общество к опасной черте

Социологи «Левада-Центра» оценили отношение россиян к двум резонансным законам — о наказании за неуважение к власти и за распространение фейковых новостей (так называемым «законам Клишаса», вступившим в силу 29 марта 2019 года). Как сообщает, в частности, РБК, результаты исследований, проведенных социологами организации, показали: к закону о неуважении к власти отрицательно относятся 52% респондентов (39% одобряют), а закон о штрафах за распространение недостоверных новостей, напротив, 55% опрошенных одобряют (35% высказались против).

Объясняя полученные результаты, социолог «Левада-Центра» Денис Волков подчеркнул: если закон о наказании за «фейковые» новости россияне воспринимают как некую защиту от потока информации, то на власть у людей аллергия, и закон об оскорблении ее представителей воспринимается народом как попытка политиков и чиновников оградить себя от критики (об этом в ходе опроса заявили 64% респондентов). Правда, здесь следует отметить, что о неплохой информированности о принятых законах заявили всего лишь 18% респондентов, еще 40% «что-то слышали», а примерно столько же (41%) впервые узнали об этих свежих законодательных инициативах.

—  Хотя законы и близки по предмету своего регулирования, тем не менее они различаются. — поделился своим мнением руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов. — В так называемом «законе о фейковых новостях» люди увидели защиту от информационного терроризма, главная задача которого — посеять панику в обществе.

СП»: — А что насчет другой инициативы?

— Я полагаю, у большинства населения и без того плохое отношение к нашей власти. И люди у нас не дураки, они почувствовали негатив в том, что власть, которая доверием не пользуется, еще и вводит ответственность за активную демонстрацию нелюбви к себе. К тому же ответственность за подобные вещи у нас уже существовала, в частности — за разжигание межнациональной розни и так далее. Так что с юридической точки зрения никакой необходимости в отдельном законе по этому вопросу не было.

«СП»: — Зачем же тогда понадобилось это делать? Неужели у власти появилось ощущение, что лодку, так сказать, вот-вот захлестнет протестной волной?

— Дело в том, что власть как раз не чувствует ничего. Если бы чувствовала — не принимала бы такие законы, которые вызывают еще больший негатив в обществе. Тут, видимо, все дело в том, что какая-то часть политической элиты в одной из башен Кремля просто захотела через продвижение подобной инициативы заработать себе побольше политических очков в глазах высшего руководства. Если бы наша Госдума была хоть немного подальновидней, она наверняка бы провела какую-то конфликтологическую экспертизу проекта этого закона и поняла, что с принятием такого закона отношение к власти будет еще хуже. Вместо этого был заложен еще один кирпичик в стене, которая разрушает коммуникацию между властью и обществом.

«СП»: — Не баррикада ли, часом, воздвигается таким образом для массовых протестов? И что следовало бы сделать, чтобы их нивелировать?

— Я не сторонник теории, которая предсказывает России какие-то острые социальные потрясения а-ля Украина. Люди даже по пенсионной реформе не так уж и активно выходят на площади, предпочитая высказывать негатив где-то в виртуальности. Массовых акций, забастовок новые законы тоже не вызовут. Хотя для России было бы лучше, если бы вместо принятия таких инициатив просто усиливалась бы политическая конкуренция. Ушли бы в прошлое, например, муниципальные фильтры в процессе выборов, да и сами выборы стали бы более гибкими. Мне кажется, подавляющее большинство «Единой России» в Госдуме для России вредно. В этот орган неплохо бы допустить представителей других социальных групп и политических сил, снизить избирательный барьер для прохождения.

Андрей ЗАХАРЧЕНКО, «Свободная Пресса»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *