ОСТРАЯ ТЕМА. РЫБА ГНИЁТ С ГОЛОВЫ

   Проблемы здравоохранения в нашем районе назрели давно, но вслух о них говорить почему-то не принято. А зря. Жизнь районной больницы волнует буквально всех, ведь мы все, и работники, и пациенты, связаны с лечебным учреждением. Но, видимо, до того наболело, что в последние месяцы жители района об этом говорили много и подробно, и главным их вопросом был такой: когда уберут главного врача? Таких руководителей, как она, в Бее в помине не было. Её метод руководства вредит коллективу, вредит всему здравоохранению района.

Морально-психологическая обстановка в нашей больнице такова, что трудно сказать, как в таких условиях можно вообще принимать, обследовать и лечить пациентов. Главврач  так обращается с медперсоналом, что напрочь отбивает у людей желание работать.  Унижает, хамит врачам и другим работникам, создала такую атмосферу, при  которой не профессиональные качества играют решающую роль, а личные заслуги перед начальством.  Система такой работы процветает вовсю.  Никто и никогда не знает, какие решения взбредут ей в голову:  кого внезапно снимет с должности и перекинет на другую, кому сегодня  отдан один приказ, а завтра его отменят, на кого просто накричит и испортит всё настроение, потому что так ей хочется.

Есть рамки трудового законодательства, но соблюдать его начальница не очень старается. В ходе общения с медперсоналом и жителями района, особенно в минувшую предвыборную кампанию мы узнали столько шокирующих подробностей, что просто удивительно, как до сих пор главврач  работает? Почему коллектив позволил всё это одному человеку, не объяснил, не противостоял многочисленным ошибкам? Все  выходки сходят ей с рук,  страдают люди, которых унижает и обижает она. Примеров очень много, о них стесняются говорить, но случаи широко известны общественности.

Все понимают, что многолетняя практика такой работы не приносит никакого блага ни самим работникам, ни пациентам. Дисциплину в цивилизованном обществе принято  устанавливать и поддерживать и без грубых окриков, люди ведь взрослые и вменяемые, всем понятно, что соблюдение правил работы важно и нормальные люди спокойно их придерживаются. Но будто не слыхала об этих правилах вежливости  начальница.

Именно такое отношение вынудило многих хороших докторов уйти с работы, кто трудится в Саяногорске и Абакане, кто в других местах. Кто-то смог перебраться на новое место работы с семьёй, а кто-то ежедневно ездит, вынужден тратить на поездки деньги и время. В то же время, из Абакана и Саяногорска приходится ездить другим врачам, которые были приняты на работу вместо уволившихся. С большим трудом бейские пациенты  привыкали к этой ситуации, к незнакомым людям, с опаской ходят на приём к молоденьким докторам. Но те, кто впервые видит это всё, изумляются: почему бейцы допустили эту странную ситуацию? Кому нужны эти сложности? О какой эффективности работы здесь можно говорить?  Почему проверенные кадры,  опытные профессионалы не могут спокойно работать по месту жительства?

До сих пор страдают бейские пациенты без хорошо знакомых специалистов: А. Г. Хорольского,  Л. Д. и Н. Л. Троцких, С. Н. и Ю. Ю. Чистогашевых, И. С. Грибкова, В. В. Зиминой, В. П. Шмыгова, М. П. Чаптыкова и других. Во многих случаях бейские жители стараются разыскать их и обратиться за помощью, но ведь это дополнительные затраты средств,  сил и, главное, времени, которое для лечения на вес золота.

Благодаря кадровой политике  главврача, в больнице давно наблюдается  большая текучка. Не успеют наши пациенты привыкнуть к новичкам, а их уже и след простыл. Невозможно в этой ситуации говорить о качестве лечения. У многих пациентов давно есть подозрение, что они являются чуть ли не подопытными кроликами. Грубо, конечно, звучит, но по сути верно: молоденькие, никому не известные доктора, уроженцы других  районов и даже регионов, нарабатывают практику именно в Бее. Какие ошибки и просчёты они при этом могут совершать и совершают,  известно, к сожалению, многим. Последствия ошибок исправляются годами, или заканчиваются летальным исходом. Зная всё это, страшно идти к врачам с серьёзными проблемами, но куда деваться бедным пациентам?

У главврача в руках есть такая мощная «дубина» для воздействия на подчинённых, как заработная плата. А она всё снижается, и совершенно перестала устраивать большинство работников. На это жалуются как врачи с большим опытом, так и новички из младшего персонала. Плюс, дополнительную нервозность представляют собой стимулирующие доплаты. Вот здесь-то начинается самое настоящее издевательство. Стоит хоть в чём-то возразить руководителю, не согласиться с её мнением – и вот тебе готово порицание, а за ним лишение стимулирующей доплаты. Этот подход к организации порождает соответствующее поведение подчинённых: подхалимство и доносительство. Не все, скажем сразу, способны на низменные поступки, но этим-то честным людям труднее всего, а многим просто невыносимо, и они увольняются.

Низкая заработная плата большинства работающих уже много лет существует на фоне несоразмерно высокой зарплаты руководства. Рядовым же медикам снижаются выплаты по самым разным причинам.  «Нарушение трудовой дисциплины» легко получить любому, кто «не так посмотрел» на начальницу, от того и снимаются честно заработанные деньги с зарплаты.  «Разговаривай с главврачом как полагается» на деле означает:  раболепствуй, соглашайся с самыми абсурдными приказами и замечаниями и молчи, не навлекай гнев начальницы. Крепостное право какое-то! Совершенно несправедливый подход к квалифицированным специалистам и работе в целом, о котором в Бейском районе знают и администрация, и прокуратура. Но никаких мер не принимается.

Много вопросов по поводу ремонта поликлиники. Конечно, очень приятно видеть красивые и уютные коридоры и кабинеты, новенькую мебель. Но специфика больницы такова, что стоит подумать и над такими вещами: почему понадобилось убрать дорогостоящую и практически вечную мраморную отделку, за которой легко ухаживать, которая вполне ещё могла служить после реставрации? Зачем закупать красивые и не дешёвые диваны, которые от постоянной дезинфицирующей обработки вряд ли прослужат дольше, чем мебель попроще, но более практичная для больницы?  Вся эта дорогостоящая и красивая отделка надолго ли? Разумно ли  расточительство на красоту? Больница всё-таки, а не курорт или санаторий.  Не лучше ли было пустить эти средства на инструменты, препараты, оборудование для лечения, новое постельное бельё, вместо совершенно заношенного тряпья. Предполагаем, что ответы на эти вопросы могли бы дать правоохранительные органы, в которых есть эксперты, способные досконально проверить бухгалтерские документы.

Заодно проверить нужно и целесообразность закрытия таких важных структур, как прачечная и пищеблок. С каких это пор стало выгоднее увозить бельё для стирки в другое место, платить кому-то, тратить деньги на горючее и т.д.? Всегда бельё стиралось на месте, для этого и помещение, и прачки есть — так в чём же дело? С приготовлением еды вдруг, оказалось, выгоднее, чтобы готовили другие, хотя так же есть место, оборудование, работники. Вопросов немало. Надежда, опять же, на компетентные органы, которые должны во всём разобраться и дать правовую оценку.

Ещё один вопрос из этой же серии: при оформлении на пенсию работники сталкиваются с отсутствием больничного архива. А ведь нужно подтвердить стаж работы и размер зарплаты. Чтобы это сделать, людям приходится изрядно помучиться, обить массу порогов и обращаться ко многим людям за помощью и свидетельством, в суд. А что же с архивом? Оказывается, он был уничтожен где-то в районе 2000 года! Кое-кто даже помнит  распоряжение вынести кипы бумаг в топку кочегарки.

Многие работники рассказывали о незаконных приказах главврача. Якобы, в связи с производственной необходимостью она легко перебрасывает людей с одного места на другое. Свои права люди хоть и знают, но отстоять их не в силах, главврач почти всегда добивается послушания. У любого нормального человека теряется всякое желание работать в такой агрессивной среде. И самое главное, атмосфера отрицательно сказывается на пациентах, которые обращаются в больницу за помощью и поддержкой, в том числе, моральной. Здоровье ведь такое дело, где буквально каждое слово важно. Лечение во много раз эффективней, если доктор на рабочем месте находится в хорошем настроении, доброжелательный и бодрый. Но, подавленный и расстроенный, несправедливо обиженный руководителем – чем же добрым врач может поделиться с пациентами?

Ситуация в больнице накалена до предела. Нормальное человеческое общение в коллективе давно стало невозможным.  Да что общение, просто слово сказать нельзя, просто собраться «больше двух» чревато неприятными последствиями: кто-нибудь обязательно донесёт главврачу, добавит своё или исказит смысл разговора  – и доказывай ей потом, что ты «не верблюд» и ничего плохого не имел в своих мыслях. Поэтому обстановка гнетущая, люди стали бояться просто разговаривать друг с другом, обсуждать работу и жизнь коллектива.

Можно с большой уверенностью и грустью сказать, что и мы, общество, жители Беи, сами допустили  такую ситуацию.  Ведь не всегда наша героиня была такой. Один раз ей сошло с рук противозаконное действие или грубая выходка, другой – и вот он, результат. Но сколько это может продолжаться? Почему коллектив  стал таким разобщённым и запуганным? Почему не выразит на планёрке  главврачу свои обоснованные претензии? Почему вместо этого увольняются хорошие люди, опытные специалисты. Одни вопросы.

Предвыборная кампания нынешней осени заставила нас вновь обратить внимание на проблемы здравоохранения. Она показала, насколько тяжело болеет наше общество. Самое главное – мы сами упустили такое важное дело, как профилактика.

Курс Хакасии с новым руководством направлен на оздоровление морально-психологического климата во всех коллективах, создание повсюду нормальных взаимоотношений и плодотворной работы. Не понимать и не исполнять это – значит тянуть всю республику назад.

Александр СПИРИН, депутат Бейского райсовета, первый секретарь Бейского МО КПРФ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *