Что на самом деле произошло в Хакасии и почему врут СМИ

Силовики сделали шаг назад и вплоть до выборов вели себя идеально. Придерживались законодательства, реагировали на сигналы наблюдателей, были правильными полицейскими.

Я давно в спорах использую фразу: «Нам ничего не дают, мы сами берем». Берем в том случае, когда хватает сил, когда удается взять. Мы — те, кто дышит в затылок власти и использует любую ее ошибку в свою пользу.

Так вот, что произошло в Хакасии — для понимания тех, кто считает себя политиками.

Хакасия, по сути, принадлежит Дерипаске. Кроме него, там есть крупные активы у красноярской «Русгидро». Есть владельцы помельче — в добыче угля, золота и так далее. На втором месте по влиянию там — Шойгу, для которого, как я понимаю, малонаселенный юг республики, граничащий с Тывой, — это такая большая охотничья заимка.

Бывший глава республики Зимин умел прекрасно ладить с «большими дядями» и давать им «режим наибольшего благоприятствования» за счет населения республики. Если мы требуем от нефтезавода «вернуть налоги Омску», то и Саяногорский алюминиевый, и Саяно-Шушенская ГЭС, и угольные карьеры, и золотые шахты платят в бюджет республики чуть больше, чем ничего. Ни о каких программах «Родные города» и прочем участии Дерипаски в жизни республики и речи не идет. На мой взгляд, для него хакасцы — виртуальные гномики, добывающие ему прибыль. Все.

Дерипаске же опосредованно принадлежат хакасские СМИ. Те, которые не принадлежат, в том числе и телеграм-каналы работают на разовых заказах. Им, очень похоже, что всем занесли и занесли немало.

Отсюда — весь тот вал чуши, который есть в сети.

Да, и еще. Есть лакеи за деньги, а есть лакеи по убеждению. В Абакане я, например, столкнулась с таким персонажем, как Михаил Афанасьев. Это редактор интернет-журнала «Новый фокус». Так вот, во «ВКонтакте», когда я начала его стыдить, он, перед тем, как меня «забанить», написал (дословно) следующее: «Правда? Ну что же, я посвящу свою жизнь, чтобы отправить коммунистическую сволочь в унитаз истории) Всего доброго».

Это — тоже журналисты. Но они, как мне видится, буквально испытывают оргазм от ощущения близости к «большим людям», от ощущения того, что они — не «гномики», а приближенные к «высшим сферам» лакеи, что они — не в полях и не на рудниках, а у двери барских покоев.

Именно такие лакеи «больших дядь» до последнего времени формировали информационную повестку по Хакасии. Да и у нас в Омске во многом то же самое..

Впрочем, это не главное. Важнее то, что существующая система большинству кажется незыблемой. Есть «большие дяди», «ближний круг президента», которые делают, что хотят, которые единственные умеют править. Есть их приближенные лакеи. И есть мы, от которых ничего не зависит. Поэтому голосуй-не голосуй, все равно получишь дырку от бублика. Все равно «большие дяди» сделают так, как им нужно.

Но в Хакасии случилась флуктуация. Во-первых, как я понимаю, бывший руководитель был настолько дерьмовым хозяйственником, что по сути довел богатейшую республику до банкротства.

Во-вторых, про проблемы Дерипаски и про то, что его алюминий сейчас выкидывают с мирового рынка, слышали все. А для Хакасии это означает, что люди теряют работу. То есть людям десятки лет твердили, что на Дерипаску надо молиться потому, что он «дает работу», а тут их выкидывают как отработанный материал потому, что какая-то Рыбка не так подмахнула.

И Хакасия решила сказать «нет!».

И, что самое главное: мы, «красные десанты», дали возможность людям быть услышанными. Закрыли наблюдателями все избирательные участки. По оценке «Голоса», результаты выборов близки к математически идеальным. Вбросов не было.

Что оставалось делать власти? Конечно, можно было сыграть в «приморский вариант», силой выкинуть с части участков наблюдателей-коммунистов, уничтожить бюллетени и признать выборы недействительными. Но это был бы очень громкий скандал и крушение всей видимости демократии в России. Это был бы уже удар по репутации Путина — в глазах мирового сообщества он превращался бы в банального тирана.

Можно было в субботу, в день тишины, задержать всех коммунистов из «красных десантов» на время голосования, не дать организовать наблюдение… Можно. И мы этого боялись. Мы знаем, что эта власть способна на все. Но эта власть умеет просчитывать и цену своих действий.

И тут надо вернуться к 7 ноября, к драке после митинга. Что там получилось?

Во-первых, один из выступавших коммунистов на тот момент находился в ориентировке в розыске по обвинению в экстремизме — на него написал заявление глава одного из райцентров, где до этого проходил другой митинг. Во-вторых, последнюю неделю перед выборами Коновалова преследовала журналистка красноярского телеканала «Прима», некая Полина Кольт.

«Прима» работает по принципу «НТВ — сурковская пропаганда». На одной из встреч с населением Коновалов дал интервью Полине. Однако в репортаже телеканала вышла «нарезка» под заголовком «кандидат убегает от острых вопросов». Сначала — девушка задает вопрос, первые слова Коновалова (а он говорит тихо и медленно), и сразу же — фигура уходящего к машине Коновалова. То есть в сюжете утверждалось, что Коновалов не ответил девушке. Хотя на самом деле он дал развернутый ответ. После этого Полину начали просто гонять от кандидата.

Тогда произошла провокация с камерой. Я никогда не поверю, что профессиональный оператор даже в драке выпустит камеру из рук, что ее вообще можно у него отобрать. Но сразу же по наводке журналистки к микровэну, в который садился Коновалов, ринулись бойцы ОМОН и Росгвардии. И тут произошло то, что, похоже, и определило позицию силовиков на этих выборах.

Люди у машины не стали разбегаться, а встали стеной. Старики, молодые, журналисты, агитаторы, депутаты заксобраний соседних областей, депутаты Верховного Совета Хакасии, руководитель аппарата фракции КПРФ в Госдуме Нина Останина… Останину, кстати, хорошо потерли по машине, так что у нее потом вся спина была в грязи, а секретарь ЦК КПРФ Мария Дробот кричала на полицейских: «Уберите руки! Перестаньте меня лапать!»

В общем, мы все стали, если выражаться юридическим языком, активно препятствовать незаконным действиям полиции.

И все это — под прицелом десятков видеокамер и телефонов. Да, большинство хакасских СМИ купленные, но среди журналистов есть и честные люди. Видео с хватающимся за пистолет росгвардейцем сразу же ушло в Интернет…

Не знаю, что поняли в тот момент полицейские генералы. Наверное, поняли, что не хотят подставляться, не хотят переступать черту, не хотят стрелять в земляков ради того, чтобы олигархи не платили экологический сбор. Поняли, что Дерипаска — далеко, а им тут еще жить. Но силовики сделали шаг назад. И вплоть до выборов вели себя идеально. Строго придерживались законодательства, реагировали на сигналы наблюдателей от КПРФ и вообще были правильными полицейскими…

А ситуация была такой, что без участия силовиков, без совершения ими противоправных действий Коновалов побеждал.
Так что мы ВЗЯЛИ победу.

Ну, а что будет дальше — посмотрим. Точно не будет пышных банкетов, на которые уходили суммы, сравнимые с годовым бюджетом иных поселений. Точно будет найден способ увеличения поступлений в бюджет республики от крупных предприятий за счет отмены тех льгот, например, по платам за экологию, которые те имели.

Евгения ЛИФАНТЬЕВА

Один комментарий для “Что на самом деле произошло в Хакасии и почему врут СМИ

  1. Сергей

    Интересно видеть, что фрау Кольт до сих пор не успокоилась, съёмка там велась со всех ракурсов и журналисты на тот момент не свернули свою работу, более того велась видеозапись сол здания администрации. Но вот интересно, претендент на пост губернатора Хакасии кроме фрау Кольт вдруг стал ни кому ни интересен, по всей видимости даже система видеонаблюдения его проигнорировала. Предоставленная запись с камер видеонаблюдения начинается с момента, когда камера уже разбита, а фрау Кольт удалилась от места происшествия почти на противоположную сторону площади, наглядный пример того, что от населения скрывают неудобную для провокаторов правду. Сперва рассказывалось, что парень сопровождавший В. Коновалова подбежал вырвал из рук оператора камеру и разбил её. Но здесь должны были остаться отпечатки пальцев, а они воздушно-капельным путём не передаются. И мы уже услышали другую версию, камера якобы выпала из руки оператора. Но вот вам факт который можно проверить у свидетелей или посмотреть на фото и видео. Сравнительно небольшая камера, якобы выпавшая из руки державшего её оператора, после некого воздействия из вне. В реальности удар о землю был такой силы, что осколки разлетелись метра на четыре, соответствующим грохотом. Если вы хоть раз вы видели как разбивается хрупкий стакан или тарелка упав с высоты стола и на сколько разлетаются осколки, то можете представить с какой силой ударилась пластмассовая камера, примерно с той же высоты, она точно не выпала или выпала но ускорилась против всех законов физики. По всем правилам полиция должна была зафиксировать место происшествия и оператор это прекрасно понимал, он даже на какое то время остался охранять разбитую камеру, но вероятнее всего картина была не в его пользу, да внимание на него уже никто не обращал, собрав осколки он удалился. Фрау Кольт и господа поющие с ней в унисон, сперва предоставите хоть какие то серьёзные доказательства, а разбитая камера в шапке и обвинение организаторов провокации не доказательство. Если бы у нас было действительно правовое государство, а полиция защищала закон, а не толстосумов от народа, то было бы проведено расследование по факту беспорядков, для чего заявление пострадавших не требуется и выявлены виновные, а здесь фрау Кольт пришлось бы не голословно обвинять, а именно доказать свою правоту. В противном случае ей грозила бы ответственность за введение полиции в заблуждение и последующие события, а я в свою очередь готов рассказать то, что видел собственными глазами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *