СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ. ЦЫГАНСКИЙ ПОГРОМ

В райцентре Усть-Абакан республики Хакасии местные жители разграбили и разгромили цыганский табор. Пять дней, подсчитали пострадавшие, продолжалось мародерство. Призывы о помощи в полиции не услышали, заявляют представители кочевого народа.

В один день все проживающие в Усть-Абакане цыгане, взяв самое необходимое, покинули добротные, капитальные дома. Всего порядка 500 человек. Даже для цыган такая поспешность при переезде выбивается из нормы. Потому что ромалы спасались бегством.

До мая 2018 года никаких претензий у русскоязычного населения Усть-Абакана и табора друг к другу не было. Все изменилось после смерти молодого парня Петра Богатченко.

«Петя с друзьями приехали на его участок примерно в обед, стали выпивать. Потом у них произошел конфликт ну какой-то мелкий, бытовой с цыганами, один из цыган зарядил в висок Пете и всё. Выскочил сосед, подбежал, Петя уже не вставал. Цыгане разбежались. Вызывали скорую, врачи констатировали смерть.

Потом попросили цыган съехать, может власти, может близкие Петра. Знаю, что морально давили на них друзья погибшего. Вот они испугались и переехали. Этого следовало ожидать. Про цыган ничего плохого сказать не могу, жили да жили, занимались своими делами. Не думаю, что цыгане первые напали. Обычная бытовуха, резонанс случился, что это именно цыгане. Стечение обстоятельств, не больше того. Могли быть люди и других наций», — говорит Ирина Филимонова, жительница поселка.

Может быть, гибель местного жителя и осталась бы незамеченной, но участник драки, представитель цыганской диаспоры Лянк Драго пустился в бега. Сейчас его разыскивает полиция за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Земляки покрывают убийцу, посчитали близкие покойного, и начали психологическую войну против табора. Цыгане рассказали корреспонденту интернет-журнала «Новый фокус», что они на коленях просили прощения за случившееся, никого не убивали, против них просто началась оголтелая травля.

Свое видение ситуации изложил Николай Михай, хозяин пострадавшего дома.

«Кто-то из наших возле участка русского парня пил пиво и бросил пустые бутылки на землю. В это время приехал хозяин участка с друзьями и вот они возмутились, якобы мы на их земле гадим. Пришли в табор, там увидели нашего мужчину и стали оскорблять и избивать. Наш земляк стал защищаться и ударил одного из нападавших, тот упал головой на камень и умер. Это дело случая. Мы не можем найти, того кто дрался, он скрывается, потому что боится, что его «закроют» и потом убьют.

Я смотрел из машины, как наши дома разбирают и уничтожают. Мы собрались и уехали, потому что наши женщины и дети запаниковали. Ломали и рушили местные жители, я позвонил в милицию, там начальник сказал, что все дома продали по 10 тысяч. Как можно продать дом за 10 тысяч? Это что за ерунда? Начали нам венки погребальные подбрасывать, стрелять. Я дойду до президента, до хоть кого, будь что будет».

В поселке-призраке населения не осталось. Спросили у нас документы лишь двое полицейских, они дежурят тут круглосуточно.

Сейчас на месте шумного цыганского табора бродят лишь брошенные хозяевами собаки и коты. В стенах не хватает стеклопакетов, многие окна разбиты. Всего, как говорит Николай Михай, разграбили 50 домов. Вытаскивали бытовую технику и даже кухонную утварь. Внутри комнат, действительно, следы погрома и вандализма. Выломаны с «мясом» двери, видно, что вывезли сантехнику, везде беспорядок и кучки битой посуды, игрушек, тряпья. Уцелевших домов нет вообще.

Судя по всему, люди покидали собственные дома в чрезвычайном режиме, как во время стихийного бедствия. На одной улице с цыганами жил, как он выражается «душа в душу» Николай. Он тоже склоняется к версии убийства.

«Захлестали парня. Никто им не угрожал. Если человека убили, чего им делать-то? Свернулись и уехали. Собрались в колонну из автомобилей и со своим бароном поехали».

Как только цыгане покинули свой поселок, опустевшие здания атаковали мародеры. Очевидцы говорят, что чужие вещи вывозились машинами на протяжении 5 дней. Воры действовали безнаказанно, как уверяют в МВД республики, все бы было по-другому, если бы вовремя обратились потерпевшие.

«21 мая в дежурную часть полиции Усть-Абаканского района поступило сообщение от граждан, проживающих в поселке Усть-Абакан, что несколько домов имеют повреждения. Сразу же на место происшествия выехало несколько следственно-оперативных групп, провели осмотр места происшествия, сотрудники полиции опросили свидетелей, очевидцев и сразу же все объекты были взяты под охрану полиции и охраняются до сих пор. Заявлений от граждан на тот момент не поступало и первое заявление от гражданина поступило лишь 23 мая. Главной задачей полиции было установление лиц, которые совершили правонарушение, параллельно этому устанавливались потерпевшие. Очень плохо, что люди, кто обнаружил, что часть имущества похищена или повреждена, не обратились в полицию. Необходимо установить ущерб, причиненный потерпевшим. Установлены жители поселка Усть-Абакан, которые приобрели предметы быта у граждан, которые проживали в этих домах и потом уехали. Надо установить, что было продано, что было украдено, что повреждено, для оценки материального ущерба.

В день обращения гражданина сразу же было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 158 УК РФ «Кража», в настоящее время проводят следственные действия, ведется поиск лиц, совершивших преступление. Надеемся, что жители Усть-Абакана будут передавать информацию, если они что-то видели.

Только потерпевшие могут сказать, что у них украли, а что они сами продали», — прокомментировал Сергей Кузнецов, начальник отделения информации МВД по Хакасии.

Что будет теперь с разоренными домами, когда полиция снимет охрану, догадаться несложно. Цыгане разъехались по разным регионам Сибири, возвращаться в Хакасию они вряд ли захотят.

Тайир АЧИТАЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *