Здравоохранение для больных или больные для здравоохранения?

Путин в своём послании Федеральному собранию раскритиковал оптимизацию медучреждений, которая фактически оставила жителей, удалённых от центров сел, без помощи, и призвал исправить ситуацию.

Но это сказал президент. И расценивается его послание, как благое пожелание, потому что Минздрав опускает нас с небес на землю. В выступлениях министра здравоохранения России Вероники Скворцовой между строк можно прочитать другое: «Президент желает, а Минздрав располагает».

Так называемая оптимизация сельское здравоохранение делает не качественным, а уничтожает его. Вся реформа построена в угоду мегаполисам, потому что ни в Правительстве, ни в Госдуме, ни в  Минздраве России нет представителей из сельской глубинки. И смотрят все эти чиновники на сельчан с высоты своих кабинетов как на что-то такое, что путается у них под ногами. Зато активно внедряют зарубежный опыт. То же медицинское страхование, которое уже в штыки воспринимается там, где оно зародилось — в западных странах, у нас же пропагандируется, как панацея, а практически —  это возможность дополнительного распила бюджетных денег.

К чему привела страховая медицина?

Это: коммерциализация, платные услуги в государственных и муниципальных учреждениях, рыночная терминология, бездеятельные страховщики, сложность денежных потоков, рост затрат и др. Страховая медицина может только наказывать учреждения здравоохранения, если врач не так заполнил обширные формуляры, если больница пролечила лишнего больного и ещё много за что.

При этом, сокращается размер реального финансирования медицинской помощи (т.е. не все деньги доходят до пациентов): маржа и расходы на ведение дел страховых посредников, отвлечение врачей и содержание значительного штата немедицинских сотрудников из-за необходимости документирования, регистрации, учёта, оплаты и экспертизы медицинских услуг,

возможность для коррупции и нецелевого расхода средств, в силу сложности и низкой прозрачности страхования, интерес лечебных учреждений в приписках и навязывании ненужных медицинских услуг и т.д. В итоге, на прямые и косвенные расходы, никак не связанные с оказанием медицинской помощи, уходит как минимум 20% средств ОМС. Это официальные данные. Фактическая картина ещё хуже. И получается парадокс: страховая медицина ни за что не отвечает, а живёт припеваючи. Бездельники из страховой медицины получают зарплату, о которой многие врачи могут только мечтать. И самое парадоксальное – частные страховые компании командуют государственными бюджетными средствами. Остаётся выяснить, кому это выгодно. Вообще, видимо, скоро надо будет вносить изменения в нашу конституцию: к словам бесплатное медицинское обеспечение добавить ключевое слово «частичное». Поводов для этого предостаточно.

К примеру, вы хотите обследоваться в республиканской больнице, вас записывают в очередь за 2-3 месяца. Но если платите,  то никакой очереди, оказывается, нет. Даже при онкологии, когда счёт идёт на дни, квоту дают через полгода. И снова — приезжает больной, оплачивает услуги и на этом же оборудовании без всякой очереди получает лечение. Идет откровенное вымогательство денег с больных. Ещё пример: положили  вас в больницу, врач назначает лекарства и говорит, что лекарства надо купить в аптеке. Практически 80% лекарств больные покупают.

Если в советские времена медицина служила по потребностям больным, то теперь больные обслуживают медицину за свои деньги. То есть, больные стали источником софинансирования здравоохранения. И пока будет существовать страховая медицина, положение будет только ухудшаться.

Самый страшный и губительный термин для сельского здравоохранения – это оптимизация. Или, как я выражаюсь, кастрация. Согласен, деньги считать надо. Хотя при этом можно находить рациональные пути, не приносящие ущерба сельской медицине. Действительно, не рационально содержать инфекционное отделение при нашей численности населения. Но ведь можно было сделать так, чтобы и оптимизировать это направление и больным не принести ущерба. В Таштыпе закрыли современное здание, а в Абазе инфекционное отделение оставили в старом приспособленном помещении. Это разве по-хозяйски? Неужели Минздрав Хакасии не мог убить два зайца? Закрыли родильное отделение.  Это ещё хлеще! Как роженице рассчитать, чтобы её успели из Таштыпа за 160 километров, а с Матура за 200 с лишним км довезти до Абакана? И вот результат —  угробили в автомобильных авариях две «Скорые».

На мой взгляд, просто кощунственно, такую сферу, как здравоохранение, ставить на рельсы экономического хозрасчёта. К чему тогда все пафосные рассуждения о социальной направленности нашего государства? Как можно службу  «Скорой помощи»» и ФАПы в малых сёлах переводить на оплату через ОМС  от заработанных средств?! Явно никогда такой ФАП не обработает себя, так же,  как и «Скорая». И врачи поликлиники вынуждены, в ущерб себе, обрабатывать эти направления. Для чего тогда президент говорит о том, что в каждом селе должен быть ФАП? Почему Минздрав не хочет оставить «Скорые» и ФАПы на бюджете?

Вообще, я считаю, что оптимизацию надо начинать не с этого. Сегодня Минздрав (звучит солидно) занимает два больших этажа, а число чиновников увеличилось в 20 раз! При этом параллельно число коек в Таштыпской районной больнице сократилось в 5 раз! А сколько врачей район потерял? Поэтому оптимизацию надо начинать с сокращения аппарата чиновников Минздрава и страховой медицины, а не создавать блага для тех, от кого наше здоровье, никоим образом, не зависит, за счёт конкретных врачей и в ущерб нашему здоровью.

Скудное питание больные уже воспринимают в порядке вещей. Питание, которое было 40-45 лет назад, сегодня воспринимается как что-то не достижимое. Конечно, больница – это не курорт, где надо отъедаться. Тем не менее, полноценное питание тоже способствует быстрому излечиванию. Но при сегодняшней системе закупок за основу берётся только один критерий – цена. Пусть это будет  тухлятина, но зато дешёво.

В целом же, я считаю, что главный врач районной больницы оказался в заложниках политики оптимизации, если не сказать «козлом отпущения». Чиновников в министерстве здравоохранения много, а результатов их работы ни сельская медицина, ни больные не ощущают.

Приглашаю от имени работников Таштыпской районной больницы, потому что они не могут высказать такое пожелание, министра здравоохранения и руководителя страховой медицины хотя бы один  месяц поработать в нашей больнице, чтобы понять до чего они довели сельское здравоохранение.

Юрий БОЧАРОВ, депутат Таштыпского районного совета депутатов 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *