Занавес опускается

Запад стремится отгородиться от «плохих парней», а Кремль взвинчивает ставки.

 Россия переживает самый глубокий внешнеполитический кризис во всей новейшей истории страны после 1991 года. Теперь об этом можно говорить со всей уверенностью. Не менее очевидное наблюдение состоит в том, что причиной этого кризиса стали систематические усилия российских властей, устроивших «геополитическую победу» в виде ссоры практически со всеми государствами мира.

В 2014 году в поддержку позиции России по крымскому референдуму среди членов ООН выступили 10 стран, от Армении до Зимбабве. 100 заявили о своем непризнании результатов референдума и еще 58 воздержались. Примерно это же соотношение сил действует и сегодня, когда Россия одновременно увязла в украинском и сирийском кризисе, волне экономических санкций и, наконец, сделала шаги к прямому военному конфликту с НАТО. Характер происходящего очевиден даже самым непоколебимым «государственникам». Последние в результате обыкновенно приходят к глубокомысленному выводу об армии и флоте как «двух союзниках» России.

К моменту отравления Скрипаля Москва имела очень плохую кредитную историю. Если кто-то нарушает международное право, устраивает своим соседям «гибридные войны» или хотя бы тестирует политически этих соседей на прочность, и это длится годами, то в какой-то момент звучит призыв положить этому конец. Удивляться тому, что Великобритания сделала это, заподозрив российские спецслужбы в атаке граждан королевства на собственной территории, не приходится. Не слишком удивительна и солидарность союзников Лондона (у которого в их числе, заметим, не только королевский флот).

Что поражает, так это логика российской дипломатии и завсегдатаев политических ток-шоу.

Официальная Москве демонстративно нарушает правила и тут же спрашивает: уступки есть? А если найду?

Еще более впечатляющий аргумент состоит в том, что американцы долго были плохими парнями, а теперь настало наше время — и будет хуже.

Эскалация в Сирии, где под американским огнем уже гибли российские наемники, теперь США утверждают это официально, а также обвал российского фондового рынка под воздействием санкций должны были заставить Кремль задуматься о красной линии. Но российские власти считают, что лучший способ выхода из конфликта — это дальнейшее повышение ставок, геополитический блеф. Никто уже не ставит вопросов о том, в чем состоит смысл или тем более национальный интерес российских ответов Западу.

Словно Портос, Кремль дерется, потому что дерется, хотя и пытается иногда вяло объяснить это спором о трактовке понятия «суверенитет». Более того, Кремль ведет борьбу на два фронта — один из них открыт против собственного населения, которое обяжут помогать страдающим от санкций «ответственным бизнесменам», которому заблокируют мессенджеры и которое снова готово потерять свои сбережения на фоне колебаний валютных курсов.

Важно понимать, что происходит сейчас на самом деле: над Россией опускается новый железный занавес. В отличие от 50-х годов прошлого века инженерами этого занавеса становятся не столько местные идеологи, сколько западные демократии. Для которых сворачивание контактов с Россией становится единственным способом защитить свои общества от токсичных следов — в прямом и переносном смысле. Повода для злорадства тут нет; к несчастью, с точки зрения мировой политики мы в самом деле в одной лодке с кремлевским начальством. Так что единственный прагматический вопрос здесь заключается в том, остались ли в стране институты, способные корректировать внутреннюю политику. Не найдя выхода из авторитарного тупика, мы и правда рискуем стать плохими парнями.

Кирилл МАРТЫНОВ, «Новая газета»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *