Творить добро

Творить добро обязанность каждого человека. И только при таком условии  может развиться человеческое общество. И кто бы не нарушал это жизненное  правило, должен нести ответственность.

Прочитал  в газете «Правда Хакасии»  статью  журналиста Тайира Ачитаева «С Донбасса в бомжи» о ситуации с 71 –летней  Екатериной Григорьевой, ныне проживающей в Черногорске и обеспокоенной своим неопределенным положением, как беженки. И у меня, как и у Владимира Ивановича Тинякова, защемило сердце. Заболело и от тяжелого воспоминания, потому что наша семья в 1942 году бежала из оккупированного фашистами Запорожья в село к родным отца, шли, чтобы  не умереть с голода. А в семье было четверо детей от двух до 12 лет.

Заболело сердце у меня и от безразличия тех, кто обязан помочь людям, попавшим в беду. А война в Донбассе – беда всех нас: и тех, кто верит нашему Российскому государству, что оно не оставит донбассовцев в горе.

Пожилая женщина осталась в богадельне. Но, оказывается, в той социальной гостинице с ней заключен договор только до 16 апреля 2018 года. Дальше – беспросвет. Куда старому человеку, ставшей уже гражданкой России, с мизерной пенсией деваться? Ни Екатерина Григорьева, ни кто-то из службы социальной защиты ответа не дает. Что делать человеку?

Жители Донецкой и Луганской областей Украины поверили правительству РФ, что они, коренные русские (а Екатерина Григорьева именно из таких) будут защищены, им будет оказана  всяческая помощи в нашей стране. И часть русских людей перебрались в Россию.

С несколько  меньшей несправедливостью к таким людям в Саяногорске столкнулся и я. До публикации статьи о беженке не стал бы писать об этом. Не ради самохвальства сообщу о том, с чего начал свою заметку: добро нельзя делать декларативно, понимая,  что за каждым фактом стоит человек, стоят люди.

В городе Саяногорске пенсионный фонд, Управление по социальной защите   по нашему городу, нотариальные конторы знают, что я имею высшее  образование,  окончил факультет журналистики Киевского государственного университета, что у меня два родных языка – украинский и русский. До переезда в Россию я, как пишущий человек, публиковался только на украинском языке, но вот уже более 45 лет пишу на русском (иногда на украинском). И к тому же профессионально перевожу книги украинских авторов на русский язык, публикую эти переводы. И стало быть при необходимости могу украинским гражданам перевести на русский какие –то документы. Что и делал многие годы, бескорыстно оказывая людям такие услуги. Также поступил, когда узнал, что такая помощь нужна донбассовцам, оказавшимся в Саяногорск.

И с чем я столкнулся? В начале появления беженцев нотариальным конторам города запретили принимать переводы. Мол, езжайте в город Абакан, в торговую палату, и там вам переведут. Да, переведут, и переводят, правда, за деньги, которых у приезжих и так кот наплакал.

Я сам обратился в  правительство Хакасии с просьбой разрешить нотариусам принимать мои переводы. Спасибо, одной  из них разрешили. И все проходило  как бы само собой разумеющееся.   Люди не тратятся, все можно решить на месте. Я удовлетворен, что как гражданин России могу оказать свою скромную помощь беженцам, своим землякам. Более того, как только жители этих областей Украины появились в Саяногорске, с них не брали деньги даже за нотариальные услуги. Но так продолжалось недолго. Вскоре обстановка изменилась. Кто, где, почему изменил прежний подход? Концов не найти. Пусть остается хотя  бы моя услуга бесплатной.

Но и эта музыка недолго играла. Месяца три назад та единственная вменяемая нотариальная контора города Саяногорска заявила, что их компания не может принимать переводы от меня. Я понимаю, что нотариус здесь не причём. А кто при чём? Кому надо, чтобы люди из Саяногорска ехали в торговую палату Абакана, где им за перевод требуется платить?  Это же какие неудобства!

Люди продолжают мне звонить и спрашивать, а я вынужден без вины виноватый объяснять, что вот такая сложилась ситуация.

Война в Донбассе, к сожалению, продолжается. Беженцы никуда не делись. Значит надо в стране иметь какой-то механизм, чтобы власти регионов, в том числе и в Хакасии, предметно рассматривали обращение беженцев по самым разнообразным вопросам, в том числе и таким, как у Екатерины Александровны.

Обращаюсь в Правительство и Верховный Совет Республики Хакасия с просьбой персонально рассмотреть ситуацию с черногорской жительница Екатериной Григорьевой. Стыдно ведь будет перед всем миром, если ей придётся стать хакасским бомжом!

Одновременно прошу редакцию поставить в известность руководителя фракции КПРФ Г. А.  Зюганова в ГосДуме, обратить внимание на положение беженцев с Донбасса, находящихся на территории Российской Федерации.  Творить добро должны все всегда и везде.  Иначе и быть не может, пока Земля ещё вертится.

Олесь ГРЕК, ветеран гидростроитель, член Союза журналистов и Союза писателей России.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *