«ЛАМПОЧКА» ЧУБАЙСА

17 августа, для жителей Саяногорска День Памяти. Восемь лет назад катастрофа на СШ ГЭС унесла жизни 75-ти жителей нашего города. В этот день мы вспомним о тех трагических событиях, которые пережили и помянем погибших. Вечная им память!

Расследованием аварии на СШ ГЭС занимались Парламентская комиссия и комиссия Ростехнадзора, выявили её основные причины и особо обратили внимание на их системный характер. По материалам расследования был подготовлен и выпущен 3-х томный сборник, куда вошли тексты докладов и выступлений на научно-практических конференциях и совещаниях, а также статьи, содержащие версии причин аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Ниже публикуются выдержки из некоторых докладов и статей.
«…Комиссия пришла к выводу, что авария на станции стала следствием целого комплекса причин технического, организационного и нормативно-правового характера, включая недопустимо низкую ответственность руководства станции и эксплуатационного персонала. … Основной причиной аварии стало непринятие мер к оперативной остановке второго гидроагрегата и выяснению причин повышенной вибрации».
Комиссии пришли к выводу, что авария на гидроагрегате № 2 произошла из-за повышенной амплитуды вибрации подшипника крышки турбины. В последние 13 минут до катастрофы она увеличилась до 840 микрометров при максимальном допустимом значении 160 микрометров. В этой ситуации главный инженер станции и контролирующие службы обязаны были принять решение об остановке второго агрегата…
Впрочем, в процессе работы выяснилось, что не все так однозначно, как показалось членам комиссий на первый взгляд. Некоторые выводы были сделаны ими слишком поспешно. В процессе изучения материалов аварии, специалисты ОАО «НПО ЦКТИ» (г.Санкт-Петербург) И.П. Иванченко, А.Н. Прокопенко пришли к выводу, что: «Авария на агрегате 2 Саяно-Шушенской ГЭС произошла из-за усталостного разрушения крепёжных шпилек крышки турбины к статору под воздействием высокочастотных гидродинамических нагрузок, связанных с образованием вихрей Кармана. Наибольший уровень этих нагрузок имеет место на оптимальных по КПД мощностях и возрастает с повышением напора… К моменту возникновения аварии состояние крепления крышки турбины было критическим… Многократные переходные режимы с кратковременным попаданием агрегата в не рекомендованную зону не могли стать причиной разрушения крепежа крышки турбины».
Усталостные трещины были выявлены в процессе расследования только на шпильках крепления крышки турбины и только на агрегате № 2. Ни на каких других деталях усталостных явлений выявлено не было.
Н.В. Байков – Начальник Центра инжиниринга ГЭС, ОАО «Фирма ОРГРЭС»: «….Условия эксплуатации на всех гидроагрегатах идентичны, по уровню вибрации гидроагрегат №2 не выделялся. По данным АСУ ТП гидроагрегат №2 за 8 месяцев 2009 г. проходил неблагоприятную зону – 232 раза. Аналогичная ситуация и на других гидроагрегатах, так гидроагрегат №4 проходил эту зону 490 раз в 2009 г… Всё это указывает на наличие обстоятельств, которые позволили проявиться дефекту именно в данной детали – шпильках крепления крышки турбины №2».
Этот вопрос в процессе расследования аварии ни одна из комиссий не объяснила, и до сих пор он остаётся без ответа.
Центральным котлотурбинным институтом (ОАО «ЦКТИ») по договору с Саяно-Шушенской ГЭС в 2011 г. был проведен анализ сохранившейся информации вибрационного состояния гидроагрегата № 2 до аварии, который позволил ведущему институту энергомашиностроения сделать вывод, что персонал СШ ГЭС не мог предусмотреть возможность аварии ни по результатам измерения вибрации переносным прибором, ни по величине биения вала, контролируемого дежурным персоналом, ни по результатам мониторинга вибрационного состояния стационарной системы.
Очень интересную точку зрения выражает В.Н. Тарасов, инженер, ООО «Диамех 2000» в статье «Физические механизмы Саяно-Шушенской аварии», опубликованной в журнале «Гидротехническое строительство». Он называет эту аварию «…самой необъяснимой за всю историю гидроэнергетики» и считает, что при рассмотрении проблемы в экономическом, политическом, социальном и техническом аспектах, «…анализ физических механизмов аварии отошел на второй план… Молчаливо предполагается, что проблема решается ужесточением контроля и повышения качества ремонтных работ…» Однако, считает автор: «Есть основание полагать, что наука столкнулась с малоизученными процессами, происходящими и на других ГЭС. Просто никогда раньше их проявления не были столь катастрофическими».
Вибрация значительно увеличилась всего за несколько секунд до катастрофического разрушения, когда делать что либо было уже поздно».
Заметить колебания и сопутствующие им разрушительные процессы по показаниям системы АСУ и системы виброконтроля было практически невозможно… А ударные нагрузки от разрушающегося гидромеханического привода были слишком слабы. Их вибрационный сигнал тонул в сигнале от вращающегося ротора и пульсаций в гидравлическом тракте… Поэтому авария пришла неожиданно.
Когда читаешь материалы расследования и особое мнение некоторых членов комиссии по расследованию причин аварии, складывается впечатление, что одной из задач комиссий было найти виновных на самой СШГЭС и ни в коем случае не возлагать ответственность на «неприкасаемых» из руководства компании РусГидро» и высшего эшелона власти.
Реформаторы во главе с А. Чубайсом считали, что РАО «ЕЭС России» как структура устарела и не соответствует требованиям времени в условиях новых экономических отношений. 24 декабря 2004 г. было создано ОАО «ГидроОГК», которое со временем преобразовалось в ОАО «Рус Гидро».
В статье «ГЭС – жертва реформ» в газете СОВЕТСКАЯ РОССИЯ член парламентской комиссии Ю. МАСЛЮКОВ пишет: «В чем вина Чубайса? Он подписал акт о приемке ГЭС в эксплуатацию в 2000 году с массой недоделок… подписали акт, станцию приняли, а о недоделках перестали думать… РАО, ведомое Чубайсом, практически разорвало связи с изготовителями энергетического оборудования, не подумав о такой мелочи, как запчасти… Вопрос о запчастях даже не ставился. Поэтому комплекта запчастей, необходимых для ремонта, тем более для аварийного ремонта, на станции нет…
Маслюков делает следующие выводы: «…Станцией никто не занимался. Все было подчинено одной цели – получать прибыль… без затрат. Вот это, по моему глубокому убеждению, — основная причина катастрофы…»
Очень интересны замечания и выводы, которые делает д.т.н. В.В. Кудрявый в статье «Системные причины аварий», опубликованной в журнале «Гидротехническое строительство» (№2, 2013 г.), где он пишет об итогах расследования аварии на Саяно-Шушенской ГЭС: «Материалы уголовного дела составили более 1200 томов. В обвинительном заключении приведены более 20 статей, параграфов и пунктов законодательных, нормативных актов и инструкций, которые нарушили обвиняемые. Суть обвинений заключается в следующем: длительная эксплуатация гидроагрегата № 2 с недопустимой вибрацией и непринятия мер по выводу его из работы по устранению вибрации. Обобщенное содержание нарушений … выражается в том, что работодатели и сотрудники инженерных служб эксплуатирующейся электростанции не выполнили требований нормативных актов, возлагающих на них ответственность за обеспечение безопасных условий труда для наемных работников при производстве работ».
Автор считает, что «Основным упущением в эксплуатации является невыполнение Акта Государственной комиссии по приемке Саяно-Шушенской ГЭС в эксплуатацию (2000 г.) в части замены всех рабочих колес, как мероприятия по повышению надежности работы гидротурбин. Это мероприятие было внесено в Акт по требованию бывшего директора СШГЭС В.И. Брызгалова. Однако отсутствие заказа энергохолдинга РАО «ЕЭС России» не позволило за девятилетний период заменить ни одного рабочего колеса… Необходимо отметить, что отказ от замены рабочих колес не был скомпенсирован энергохолдингом никакими дополнительными мерами по обеспечению надежности и безопасности эксплуатации гидротурбин со старыми рабочими колесами…
Для столь явных упущений в эксплуатации на верхнем уровне управления в РАО «ЕЭС России» к 2000 г. были свои предпосылки. К этому времени в правлении энергохолдинга не было ни одного инженера-энегетика, имеющего успешный опыт руководства крупными энергокомпаниями. Поэтому при приоритете прибыли, как основной цели компании, естественным было ожидать девятилетнее саботирование энергохолдингом выполнения важнейшего мероприятия Акта Государственной комиссии (2000 г.) по замене рабочих колес на всех гидротурбинах.
Однако, с сегодняшних позиций именно это заблаговременно выполненное мероприятие реально предотвращало Саяно-Шушенскую катастрофу.
Вторым негативным фактором, исключившим возможность изменения нормативных требований по надежности в сторону ужесточения, являются ликвидация в 2000 г. в энергохолдинге РАО «ЕЭС Россия» Департамента научно-технической политики и прекращения финансирования работ по надежности оборудования, основу которых составляет прогнозирование реального ресурса работы ответственных узлов головных агрегатов…
Прекратилось даже выполнение такой конечной ежегодной работы по надежности, как «Обзор аварий и нарушений в работе электростанций и в сетях энергосистем», а также выпуск противоаварийных и эксплуатационных циркуляров в электроэнергетике. С учетом таких организационных структурных и финансовых решений произошел полный демонтаж сложившейся системы управления надежности в отрасли. В наиболее тяжелом положении оказалось стареющее уникальное оборудование ГЭС, которое всегда изготавливается по индивидуальным проектам, не имея аналогового сравнения с другими электростанциями. Этим самым была исключена возможность постоянного мониторинга надежности работы уникальных гидротурбин Саяно-Шушенской ГЭС, наработка которых приближалась к расчетному ресурсу…
Третьей возможностью избежать катастрофы было бы наличие мощных сервисных фирм, оснащенных современными средствами диагностики и ремонта оборудования… однако начиная с 2000 г. руководство РАО «ЕЭС России» взяло курс на отнесение специализированного технического обслуживания в электроэнергетике к непрофильному виду бизнеса и его ликвидацию… в то же время ремонт генерирующих мощностей электростанций был исключен из видов лицензируемой деятельности электроэнергетике. Столь полномасштабное разрушение на отраслевом уровне системы технического обслуживания оборудования, безусловно, способствовало снижению уровня диагностики, качества ремонта и препятствовало заблаговременному выявлению усталостных повреждений металла.
Следует отметить, что финансовых предпосылок для таких радикальных антииновационных решений не было. Именно с 2000 г. бюджет России был профицитен, экономика развивалась, платежеспособность всех групп потребителей позволяла стабильно оплачивать электроэнергию. В эти «тучные годы» электрохолдинг РАО «ЕЭС России» тратил миллиарды рублей на повышение своей зарплаты, бесконечные консалтинговые услуги и переоценки для выполняемой по его инициативе программы дезинтеграции электроэнергетики».
Автор пишет: «Причиной начального образования усталостных трещин на шпильках является эксплуатация ГА №2 в период 1981-1983 гг. с временным рабочим колесом при подъеме уровня воды выше 100 м, когда гидродинамическая нестабильность потока достигла критического, не имеющего аналогов уровня.
Приведенные выше высказывания специалистов отрасли свидетельствуют о том, что реформирование РАО «ЕЭС России» привело к полной деградации отрасли, а слепая жадность менеджеров «Рус Гидро» к самой страшной катастрофе в истории мировой гидроэнергетики.
Все разговоры про повышение капитализации гидроэнергетических активов, конкурентоспособности на рынке капитала, снижение издержек и т.д., все это просто ширма, скрывающая истинную цель реорганизации: получить неограниченный доступ к дармовым деньгам. Надо отдать должное Чубайсу – он просто гений! Выбрал самый лакомый кусок – гидроэнергетику! Не нужно добывать и покупать сырье, решать вопросы с реализацией и транспортировкой продукции. Вода сама течет и будет крутить турбины до бесконечности. Все уже построено, организовано, осталось лишь ликвидировать все затратные проекты, установить новые правила распределения средств, убрать всех «лишних» людей, которые мешают, даже если это опытные специалисты, и посадить своих менеджеров. Под видом конкуренции, являясь фактически монополистом, грамотно накручивать тарифы и качать-качать деньги. При этом самим ни за что не отвечать, имея для этого «козлов отпущения» непосредственно на гидроэлектростанциях.
Слишком дорогую цену заплатило общество за такую реформу. Печально…

Информацию подготовил
Владимир Белинский, г.Саяногорск

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *